«Да текст написан конечно дерьмово. Непонятно кто говорит. Но я кое как разделил. Притом текст написан так странно, что даже моя подруга (немка) смысла в некоторых фразах не поняла. Ну ладно вроде получилось. Ты его отредактируй, потому как некоторые немецкие выражения трудно и странно переводились. Stay Rude Stay Rebel и всё такое. Антон a.k.a. KellerKind»

Интервью дает барабанщик No Respect —  Sauer’a.

— Задам для начала стандартный вопрос, сколько вас человек и кто на чем играет?

Нас 6 человек, я Sauer играю на барабанах и немного пою, Siggi играет на басе и тоже поёт, Chris играет на гитаре, Mike на трубе, Hans на тромбоне и Volker, новенький, у нас саксофонист.

— Сколько лет вашей группе?

Группа существует с 1989 года, но тогда мы играли панк. Из тогдашнего состава группы остались 2 человека: я и Chris. Нас было трое, нам расхотелось играть просто Punkrock/Hardcore и мы решили добавить в нашу музыку духовых инструментов. Мы взяли в группу духовую секцию, и вот спустя пару лет мы играем ска.

— Как ты думаешь, прошли те времена, когда многие интересовались ска-панком?

Не знаю… Думаю, что нет. По-моему ска-панк еще в моде. Но знаешь, что тормознуло ска-панк? То, что группы, которые в 2 часовом концерте сыграли одну-две песни с Offbeat’ом сразу называли группами играющими ска-панк. Мы тоже думали над этим вопросом, когда выходил наш альбом. Мы не хотели называть то, что мы играем «ска-панком» так как не хотели, чтобы о нас сразу думали «вот еще одна из «этих» групп»

-Но вы то играете больше Offbeat’а…

В обще-то мы были всегда ближе к панк-року

— Много ли у вас выпущено альбомов?

До альбома мы записали 4 Demo, 3 из них как панк группа. Последнее Demo было записано 6-7 лет назад, уже с одной дудкой. Благодаря последнему Demo мы попали на наш Label Nasty Vinyl.

— Прослушав ваши последние записи, мне показалось, что вы опять заиграли панк…

Ты имеешь в виду наш Split с Stage Bottles? Они играют Oi! и мы решили весело и интересно будет, если мы поменяемся. Мы играем Punkrock, а они Offbeat’овые песни. Те песни, что мы сыграли на этом сплите были нашими старыми вещами. Скоро мы записываем новый альбом. CD выйдет на Nasty, а Vinyl на Mad Butcher.

— Mad Butcher очень хороший Label.

Ты прав. Мы хорошо знаем Mike, я часто с ним общаюсь, и мы вместе ходим на Футбол. Возможно, он скоро переедет в Gottingen.

— Теперь мой стандартный вопрос. Как и когда ты начал слушать панк-рок?

Хм, когда ж это было… В 1982-83 году меня начала интересовать эта музыка. По телевизору я увидел передачу про панков и скинов из Франкфурта. Потом я познакомился с первыми панками из Gottingen. Так я и заинтересовался панк-сценой.

— Как, ты даже не слушал Heavy Metal?!

Абсолютно…

— Бессовестный!! 🙂

Меня пугало высокое пение этих евнухов 🙂

— Как ты относишься к Unity (Типа панки и скины вместе)?

В обще-то очень хорошо. Но те времена, когда я над этим часто задумывался прошли. Я знаю слишком много идиотов среди панков и скинов, но и много хороших людей. Когда-то я ходил с ирокезом, сейчас я больше в скинхедовской сцене. Понимаешь, сейчас пришло много молодых в сцену, среди них много конечно нормальных ребят, но это всё уже не для меня. Среди них много и идиотов, которые, например пиздятся из-за пустых бутылок. Они говорят, что я высокомерный, потому что я играю в группе, и не понимают, что для меня они просто слишком дебильны, чтобы с ними общаться. То, что они выглядят, как я или принадлежат той же сцене не обязывает меня к пониманию и симпатиям к ним. Но с нормальными панками и скинами союз в любом случае хорошая вещь.

— Да со мной такая же ситуация. Я вообще сам ещё молодой(22), но в моём маленьком городе я в сцене уже старик. А с новыми молодыми я и не знаю что делать. Они целыми днями сидят где — то и напиваются. Нет, мой мир не такой.

Вот и начинаешь вспоминать прошлое! Я тут до этого разговаривал с одним челом, которого знаю с начала восьмидесятых. Типа, а помнишь то, а помнишь это. Да хорошие были времена. Раньше было больше панков, чем скинов в Gottingen’е. Но я тусовался и с теми и другими. Скины были редскинами. Потом начали появляться первые Bonehead’ы и начались первые столкновения с ними. Это было в 86-87 годах. Они получали по морде и уебывали из города.
Что я вообще хотел сказать-то? Хм… Ах да! Панк это моя жизнь. Но со сбродом, что сейчас считает себя панками я не имею ничего общего! Тут заявлена демонстрация фашистов. Мы надеемся, что они придут… А то это у них такая тактика стала, заявлять демонстрации и не приходить. Что плохо, так это то, что сопротивление со стороны населения всё меньше и меньше против фашистов.
Так как CDU(ХДС) вступило в союз против правых из него вышла Антифа. Меня волнует то, что нацисты делают больше демонстраций чем, например, в прошлом году. И тематика их становится больше похожей на 3 рейх. Типа солидарность с Австрией, мы один народ и всё такое. Возвращение бывших немецких земель и т.д. Теперь у них мода организовывать автономные группировки, но всё же и быть членом NPD, чтобы пользоваться выгодами партии. Когда в Gottingen’е посадили ихнего главного идиота Heise сразу был устроен митинг против «немецкого левого правосудия, » которое сажает нас, «хороших» немцев.
А чтоб показать, что они не какие, не громилы-штурмовики они берут себе актуальные темы борьбы типа детской порнографии и используют в своих целях. Хотя сами в этом замешаны. Есть фильмы с восточными 14 летними Bonehead’ами. Ну а сейчас Австрия актуальная тема.

— Всё вопросов у меня больше нет. Спасибо.

Пожалуйста. Я всегда рад новым фэнзинам. Я сам издаю в фэнзин, только он футбольный.

 

Перевод с нем. яз Антон a.k.a. KellerKind

2003г.

В октябре 2005 The Oppressed были хэдлайнерами на гиге в Берлине. Концерт, организованный RASH Berlin/Brandenburg был сыгран для Antifascist Left Berlin (местная ячейка AFA). На гиге было более 600 человек, зал был практически переполнен. Даже при том, что некоторые барабаны и железо были сломаны, это был все равно великолепный концерт с песнями из всех периодов группы. За пол часа перед гигом, у меня был следующий разговор с вокалистом/гитаристом Roddy Moreno… Несколько недель спустя The Oppressed играли во Франкфурте. Позже оказалось это был последний их концерт и последнее интервью.

— Около года назад ты сказал в интервью о перестановках в составе группы для получения финансовой окупаемости и уважения после всех этих лет. Воссоединение удовлетворяет этому?

О, да, это охуенно великолепно! Правда, мы упрямились, чтобы вернуться после стольких лет, поэтому они предложили нам 3000 фунтов, чтобы сыграть на Punk & Disorderly Festival. Это была единственная причина, чтобы мы снова собрались вместе. Но потом после того, как мы снова были вместе, мы подумали, что мы также сможем поиграть еще на других гигах. Мы делаем это только для удовольствия. Нам все еще платят, но очевидно что мы не получим таких же 3000 фунтов больше, все что мы сейчас имеем это просто смешно.

— Сколько гигов вы дали после воссоединения, и какие были худший и лучший?

Они были все охуенно крутыми. Мы дважды были в Канаде, Италии, Франции, были в Бельгии и второй раз, сегодня вечером, в Германии.  Каждый вечер был как сегодняшний. Люди веселятся, они получают удовольствие. Это не похоже на старые деньки с их гребаными драками и беспорядками и прочим дерьмом. Сейчас люди просто проводят хорошую ночь. И это охуенно здорово! Очевидно, это были основные моменты, я вообще думаю, каждый гиг имеет свои особенности. Мы дважды играли в Лондоне, оба раза были великолепны. Один был реально печален, потому что мой друг, игравший в группе, умер (Stig). Мы играли концерт в пользу его детей. Концерт был крутым, хотя жалко, что проходил под такими обстоятельствами.

— Ты планировал тур по Японии, но он был отменен. Почему?

Я думал, что смогу сделать это. Мы были в Канаде 2 ночи, одну ночь я был DJ, а на следующую ночь мы играли гиг. Я был настолько уставшим после этого, что не было сил, чтобы продолжать так дальше. Я просто слишком охуенно стар. Поэтому сейчас мы делаем только по одному ночному гигу.

— Это также причина, почему европейский тур с The Prowlers из Канады никогда не будет осуществлен?

То же самое. Плюс к тому, у меня личные проблемы с моими отсутствиями, поэтому я не могу быть вне дома очень долго.

— Есть ли разница, играете вы на фестивале или выступаете хэдлайнерами на гиге?

Фестивали это нормально, приятно играть для тысяч людей. Но куда приятней играть в меньших местах, где-то человек на 500. Есть больше общения, вы ближе к аудитории, это приносит больше удовольствия для вас. Большие фестивали все еще приносят удовольствие, но оно не так велико, как когда ты играешь в не таких крупных местах. На фестиваль люди ходят посмотреть не конкретно тебя, они идут посмотреть тонны различных групп. Когда играешь в менее крупных местах чем фесты – ты хэдлайнер, большинство людей идут на твое выступление. Очевидно, что они приходят также посмотреть на группы поддержки, но вы же знаете, что они приходят что бы посмотреть именно на вас. Это заставляет чувствовать себя гордым.

— Вы начали как аполитичная Oi!-группа с обычными текстами о драках, футболе и т.д. Вскоре вы начали позиционировать себя как антифашисткую Oi!-группу. Позже вы привезли в Европу SHARP, а сейчас вы работаете вместе с редскин-лейблами и играете на редскин-фестах. Это следующий логический шаг и The Oppressed становится все более и более политизированными?

Мы не политизированы, никогда ими не были. Мы анти-политичны! Фашисты политизированы, поэтому мы боремся с ними. Они привнесли политику. Лично я не могу сказать ничего плохого о политике, пока это не праворадикальное дерьмо. Если человек хочет быть коммунистом, социалистом или еще кем… Я предполагаю мы в основном социалисты. Просто обыкновенные ребята из рабочего класса. Если я хочу подраться, я выбираю того, кто хотел бы подраться со мной. Я не выбираю детей бедных иммигрантов в качестве цели. Для меня это трусость.

Поначалу мы вообще не думали дерьмово ни о ком, пока кто-то не хайлянул нам на концерте в 1982. Поэтому мы записали «EP Work Together» с черными и белыми скинами на обложке, чтобы показать свою точку зрения. Но чем больше и больше раздавался белый визг из толпы, тем мы становились еще больше против них. Нам не нравится, как они паразитируют на нашей культуре. В основном они трусливые ублюдки, которые заставляют нас выглядеть плохими. Например, сегодня я прибыл в аэропорт Бристоля, коп остановил нас и сказал «мы только проверим ваши паспорта парни». Он оглядел меня и подмигивая говорит: «я не должен вас спрашивать о ваших политических взглядах». Я сказал: «что вы имеете в виду?». Он говорит: «Фашист?». Я отвечаю: «Нет, мы гребаные антифашисты! Мы ненавидим ебучих фашистов!». Но он автоматически решил так, что раз мы скинхеды, то ебучие фашисты. Это одна из причин, по которым мы ненавидим их и боремся с ними все время, потому что ненавидим такое дерьмо как они. Мы не говорим людям быть им коммунистами или быть такими или такими. Мы всегда говорим, не будьте трусливыми ебаными расистами! Будь мужчиной и стой за себя. Не прячься за спины банды таких же ублюдков. Не можешь сделать это сам, не делай этого вообще. В основном нам не нравится способ, которым они заставляют нас выглядеть такими. Они заставляют нас выглядеть как долбанные отбросы как они сами. Я не беспокоюсь, если обычная личность думает что я хулиган или еще кто. Но когда они думают, что я расист — это совсем другое. Тогда приходит время встать и бороться, и  этом что мы делаем. Все что мы делаем – говорим: «Еби фашизм».

— Антифашизм одна из главных тем The Oppressed. Недавно было несколько нападений в Лондоне, вскоре после чего Combat 18 и некоторые наци-хулиганы сказали, что хотят отомстить. Это уже начиналось и как все это повлияет на скинхед-субкультуру?

По мне, то что они делают, толкает правых в руки террористов. Террористы хотят повернуть расистов на черные общины,  поэтому черные общины станут в противовес им. Это дает поддержку  террористам, наци делают работу за террористов в поворачивании черных против белых. Террористы хотят разделять и занимают такую же сторону. Наци делают тоже самое, они хотят разделить и занимают такую же сторону, как и террористы. Мы же можем смотреть сквозь эту ерунду. На каждого террориста здесь миллионы приятных людей. Есть белые католики-террористы и христианские фундаменталисты и никто, кажется, не судит о них дерьмово. Если террорист имеет черную кожу — он угроза всему миру. Если белую кожу, то никто об этом и не говорит. Первые бомбардировки сделаны США белыми американцами, и никто не сказал: «нахуй их всех» или «все белые — террористы». Если мусульманин взрывает что-то, то все говорят «все мусульмане террористы». Я думаю вы должны быть глупцами, чтобы клюнуть на это, а наци глупы. Но здесь есть люди, которые смотрят сквозь эту ерунду и которые боряться против этого разделения. Но терроризм есть терроризм, не важно от кого он исходит.

— Ты снимался в документальном фильме «Skinhead Attitude». Ты уже видел его?

(смеется) Я был хорош.

— В этом документальном фильме Jimmy Pursey из Sham 69 сказал, что не был зол когда видел некоторых бонхедов. Все что он делал, это смеялся. Его аргументом было то, что они выставляют себя дураками, будучи плохим клоном оригинальной и хорошей культуры. Согласны ли вы с этим взглядом?

По мне бонхеды – угроза. Они не угроза лично мне, но они угроза, если ты молодой азиатский паренек. Я никогда не встречался с Jimmy Pursey. Я помню его видел по ТВ, он сказал, что скинхеды должны прекратить быть скинхедами из-за всех нацистов вошедших в культуру. Но моя позиция состоит в сопротивлении нацистам. Сказать бросайте это, и позволять делать это им, по мне так неправильно. Это моя культура! Я в ней более 35 лет и не позволю некоторым нацистским пиздам занимать ее.

— Давай поговорим о новых релизах… The Oppressed участвовали в CD сборнике «Skinhead Unity» и вы выпустили его 7 дюймовкой на Insurgence. Я так же слышал он скором DVD…

Они сняли гиг в Канаде, и надеюсь, он выйдет на DVD. Я незнаю когда, но это дерьмо должно выйти.

— Я также слышал кое-что о сплит-CD с The Prowlers…

Что вероятно случится с The Prowlers, так это то, что мы запишем кавер на одну их песню и они запишут на одну нашу. Я думаю, это будет включено как бонус на DVD когда он выйдет…

-Есть еще какие-нибудь планы по новым релизам?

У нас есть три новые песни, готовые к записи. Мы собираемся делать EP Сплит с Klasse Kriminale. У нас есть три новые песни для этого. Одна «Football Violence», типичная Oi!-песня. Одна названа «Remember», в память людей которые погибли сражаясь с фашизмом во Второй Мировой. Последняя «Low Life» о парнях из рабочего класса, которые никогда не получают никаких иных возможностей в жизни.

— На 7 дюймовке от Insurgence есть песня на испанском. Почему так, может из-за капли испанской крови в вашей семье?

Ну, моя мать испанка. А так это просто одна идея. Один парень написал мне: «ты можешь сделать немного песен на испанском?». Я отослал ему несколько текстов и он перевёл их на испанский. Кто-то еще переписал перевод буквально, так как я вообще не говорю по-испански. В США тысячи и тысячи испаноязычных скинов. Это им спасибо за то что они с нами.

— Несколько раз было несколько угроз нападения на ваши гиги. Я был в Бельгии, и видел там распространялись флаеры некой наци группировки, которые говорили о том что они имеют планы напасть на ваш гиг. Несколько лет до этого был ваш гиг в поддержку AFA в Лондоне. Получаешь ли ты угрозы домой?

Нет. За 24 года что мы вместе был только один телефонный звонок и одно письмо мне. Оба были анонимны…
Насчет гигов… Они угрожают, но они не могут ничего сделать. Я думаю что мы удачливы, потому что существуем так же долго как длинно наше название. Если мы играем снова и снова, на нашу сторону встают все больше. Как ты знаешь, если наци думают что тут им будут сопротивляться, они никогда не придут. Если мы были бы новой группой, о которой никто не слышал, они бы пришли. Но так как  мы большая антифашистская группа с большим антифашистским саппортом, они слишком боятся придти. Что и есть охуенно круто, потому что это значит, что каждый получит удовольствие на наших гигах.

— Сейчас когда The Oppressed воссоединились, будет так же воссоединение Rude Boy?

Неа. Несколько раз за эти годы мы пробовали, но невозможно было найти духовую секцию. Если я  смогу найти духовую секцию, я преобразую Rude Boys. (смеясь) Мы сможем поддерживать нас сами тогда! Но это невозможно, найти сейчас духовую секцию, хотя мы однажды были близки к этому. Мы нашли трех парней, которые желали, но никогда не могли играть в одно и то же время. Один парень сказал, что не может играть по понедельникам и вторникам. Второй сказал, что не может приходить в среду и четверг. Третий парень сказал «я работаю в пятницу и на выходных». Еси вы не можете получить всех их вместе, нет никакого смысла в воссоединении. Это позор, ведь моя первая любовь – ска. Я никогда не слушаю Oi! Если я дома, то слушаю ска, скинхед регги и соул, все из 60х. Когда группа дает мне CD, я послушаю его и скажу им, что я думаю об этом. Но я никогда не буду слушать это снова. Я никогда не слушаю нас самих, мы долбаные шумные ублюдки.

— Какие-нибудь заключительные комментарии?

Единственное что я говорю всегда: еби фашизм пока он не выебал тебя. Paul, спасибо что пришел и взял интервью.

Интервью взято с И-зина smashedimages.net, переведено Юргеном

12.2006