Антифашисты Нижнего Новгорода борются за свою свободу

Артем БыстровНовое наступление на свободу — дело против нижегородских антифашистов о мифическом экстремистском сообществе «Антифа-РАШ». Это дело, как и само сообщество, полностью сфабриковано в недрах областного и окружного Центра по противодействию экстремизму. Вся доказательная база строится на сфальсифицированных материалах и показаниях, полученных под пытками. На пустом месте «эшники» сочинили миф об экстремистском сообществе, написали его устав, напечатали удостоверения участников и подкинули всё это добро четверым антифашистам. В отношении них возбуждено уголовное дело по ст. 282.1 ч. 2 («участие в экстремистском сообществе»).

Как это было

26 апреля 2011 г. прошли массовые обыски в домах нижегородских антифашистов. Сразу после них шесть человек были принудительно доставлены в Центр «Э», двоих задержать не удалось. До 18 часов к задержанным не допускали адвоката, нарушая тем самым их право на защитника.

Как только задержанные оказались в распоряжении сотрудников Центра «Э», те незамедлительно начали использовать свои любимые приёмы: склонение к сотрудничеству и клевете на товарищей через пытки, угрозы насилия, запугивания проблемами по месту учёбы/работы. Зная о жестокости нижегородских эшников, нельзя винить наших товарищей, если пытками их вынудили подписать какие-то бумаги… О показаниях, данных под давлением, затем было сообщено в прокуратуру, чтобы признать их недействительными.


К вечеру отпустили всех, кроме антифашиста Артёма Быстрова. Ночь он провёл в ИВС. С самого задержания его принуждали дать показания против товарищей. Артём отказался клеветать на друзей. Ему вменили ст. 213 ч. 2 (хулиганство, совершённое группой лиц по предварительному сговору по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы) за драку, в которой он якобы принимал участие в октябре 2010 г. в центре Нижнего Новгорода у бара «Стопка-плей». В результате той драки националист Дмитрий Редькин получил лёгкое ранение, обращаться никуда не стал. Узнав об инциденте, сотрудники Центра «Э» решили использовать Редькина, чтобы поквитаться с антифашистами, как это уже было летом 2010 года. Попрессовав немного, его заставили подписать заявление на антифашистов. Примечательно, что 26 апреля 2011 г. Редькин не опознал Артёма Быстрова. На антифашиста указал сомнительный свидетель — охранник «Стопки-плей». Мог ли он узнать в Артёме участника драки, случившейся полгода назад в час ночи? Его показания нельзя назвать достоверными…

Комментарии закрыты